«Как мы переживаем войну? Мы ее не переживаем» (женщины Донбасса о себе и о войне)

Наталия Казённова: «Отказаться от привычки планировать жизнь»
«Войну я переживаю далеко от войны – так получилось. Пришлось полностью поменять уклад жизни, сменить три города за полтора года, отказаться от привычки планировать жизнь хотя бы на год вперед, потому что обстоятельства порой меняются за один день. Самым страшным первым моментом было ожидание минуты, когда, наконец, я сяду в поезд и уеду из родного города. Утру на вокзале предшествовала нескончаемая ночь под канонаду в аэропорту, а утром совсем рядом начала работать зенитная установка – в Донецкий аэропорт заходил военно-транспортный борт. Вторым самым страшным моментом было ожидание, когда мои родные будут в безопасности, после того как бежали ночью из небольшого поселка недалеко от Марьинки (боевики предпринимали очередную попытку прорыва на Курахово). Но все эти события помогли понять, что в жизни главное и не главное. Главное – это здоровье и безопасность близких людей. Главное – иметь гражданскую позицию и оставаться верной своим ценностям.

Надежда Лысаковская: «Нет ощущения, что я, слабая женщина, выброшена погибать на берег»
«Летом будет два года, как я живу во Львове. Нет, у меня нет здесь родственников, нет привязок. В этом выборе места роль сыграли события двухлетней давности, когда люди стояли за свои города, и вся страна за этим наблюдала. И когда нужно было резко решить — куда, я выбрала Львов. Теперь уже здесь есть друзья, те, которые познаются в беде. И я благодарна за это судьбе. И друзьям, за то, что они со мной. Я не могла бы разделить эту тему лишений (дома, достатка, привычной обстановки) на женскую и мужскую. Я женщина, у меня двое детей и я потеряла мужа в момент переезда… Конечно, жизнь фактически провела надо мной эксперимент (закрыла дверь с одной стороны, выставив меня в коридор неизвестности, и не открыла другую).
Да, есть это состояние удвоенной ответственности за детей, которое раньше я могла разделить с мужем, есть моменты психологической войны с собой от того, что вдруг осталась одна и не с кем разделить те глубокие переживания, которые могут быть понятны только людям с похожими проблемами. Но совершенно нет ощущения, что я, как принято считать, слабая женщина, выброшена погибать на берег. Мой берег – это моя семья. Да, нас стало меньше, но мы вместе. Мы бережем друг друга, кто как может, по способностям. Это и есть сила, и только внутри самого себя есть вдохновение.
Вдохновение – это тот поток воздуха, который ведет тебя в нужном направлении, ты движешься, стараешься заниматься любимым делом, если даже не позволяют возможности, время, финансы, что угодно, ты все-таки не бросаешь это занятие, находишь полчаса-час в день, и получается, что ты выруливаешь. Понемногу, но возвращаешься в тот ритм, к которому привык.
Несправедливость? Это вопрос слишком субъективный, не думаю, что есть связь общества, социума и его склонности к несправедливости. Бесспорно, это явление существует, также как переживания, тревоги по поводу ожидающей тебя несправедливости. Во Львове, например, ходила четкая догма о том, что найти жилье невозможно, если ты приезжий из Донецка или Луганска. Да, действительно, имел место вопрос риэлтора, к которому ты обращался, и его попытка не продолжать беседу. Но мой личный опыт состоит в том, что за это время я дважды искала жилье, и дважды не имена ни единой проблемы. Меня ждали и были рады. А у меня, между прочим, собака и кошка… Так что, все сплошь условности. Нет смысла приписывать качества отдельного горожанина целому городу. Ведь если представить на минуту, что львовяне или киевляне ломанутся в Донецк и будут селиться там, неужели у вас не возникнет здравых вопросов и толики недоверия?
У большинства людей есть одна особенность: подгонять окружающую действительность под собственные ожидания и теории. Вот вчерашний праздник, Восьмое марта: одни вспоминают Клару Цеткин и Розу Люксембург, рассказывают себе и своим женщинам истории об этом, и принципиально не отмечают праздник, ну и как следствие никаких цветов, духов и прочих женских радостей. Другие понятия не имеют о Кларе с Розой, или давно забыли об этом, и просто видят в этом дне Весну, Солнце, начало нового, и свою сияющую Женщину, которую просто нельзя не поздравить, не принести цветов, не смеяться рядом с ней заразительно, не почувствовать, что вы близки и вместе не случайно. Вот и вся разница. Один день, а какие разные трактовки!
Также и с жильем, и с работой, и с проблемами…
Количества моих проблем за эти два года хватило бы на несколько жизней. Не могу сказать, что я всегда улыбалась, что не было слез и истерик, что я молодец-огурец, которому море по колено. Нет. Было так много, что даже не хочется об этом говорить. Я художник, и мои работы, прежде сияющие красками и мозаикой ярких чувств, сейчас совсем другие, часто печальные, задумчивые, в них появились чувства, сюжеты и персонажи, которых я прежде не знала. И можно было бы замкнуться, найти просто работу, дышать типографской краской и винить судьбу.. Но я предпочитаю пережить этот период вместе с этими персонажами и картинами, пусть живут, дальше будут другие, новые. Чувства, персонажи, работы…
Не потерять себя, свою суть, делать то, что любишь, в любой ситуации, это и есть твой Путь, твоя дорога, и ощущение удовлетворения приходит само собой. Не в этом ли смысл вообще?»

Беседовала Татьяна Заровная,

Иллюстрация — Nadia Lysakowska.

Share on Facebook0Share on Google+0Tweet about this on TwitterShare on VK
Запись опубликована в рубрике Реальные истории с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.